Автор, экран, зритель


Автор, экран, зритель - стр. 125


Главное, что сделало всю световую конструкцию выразительной и свое­образной, — это контровой свет.

— Солнце, — мог поправить нас пращур.

— Да, — согласились бы мы. — Контровые солнечные лучи, которые пронизывают темную массу волос, создают ощущение радости, безмя-

 

Кадр  68

тежного   настроения.   Уберите   этот контровой прибор, и...

— Все ясно, — подтвердил бы пра­щур, — без контрового солнечного луча исчез бы в какой-то мере жизнеутверждающий момент в этой композиции. Вы это хотите сказать?

— Это. И кстати, коллега, тут не нужен светлый фон, на котором не просматривался бы блик от контро­вого света. Светлое всегда хорошо видно на темном фоне, а темное — на светлом.

— Хороший кадр, — сказал бы пращур. — Символ радости. Радос­ти, что живешь на свете!

Действительно, свет мы воспри­нимаем как символ жизни, радос-

ти, обновления, счастья. А тень — олицетворение упадка, жестокости, насилия, смерти. Отчего так сложи­лось, понять несложно. Еще с пер­вобытных времен в светлое время у человека было ощущение покоя и безопасности: он мог видеть очень далеко и уклониться от опасности или, наоборот, различить и подсте­речь добычу. Когда светило солнце, было тепло и сухо. Но все вокруг угрожало, когда сгущалась тьма. Человек чувствовал себя слабым и беззащитным.

Символы, на которые мы ориенти­руемся, родились задолго до появ­ления кинематографа и жили в об­разной речи, в литературе. «Луч

Освещение объекта

С- с. Медынский «Компонуем кинокадр))

 

Кадр 69

света в темном царстве» — так на­звал статью о пьесе А. Н. Остров­ского «Гроза» замечательный рус­ский критик Н. А. Добролюбов. Луч света — это образ свободолюбивой и отважной Катерины, задохнув­шейся в темном болоте купеческого быта. «Из тьмы времен в светлое будущее» — это книга Н. А. Руба-кина, русского просветителя, зани­мавшегося проблемами народного образования. «Учение — свет, а не­учение — тьма» — так говорилось в народе испокон веков.


Начало  Назад  Вперед



Книжный магазин