Автор, экран, зритель



         

Автор, экран, зритель - стр. 80


Это важное обстоятельство. Кино — искусство зрелищное, и яр­кость изобразительных решений все­гда является достоинством кинопро­изведения, разумеется, если забота о форме не проявляется в ущерб со­держанию.

— Скажите, — мог спросить нас косматый пращур. — Вам было бы недостаточно, если бы на киноэкра­не появились такие мамонты, кото­рых рисовал я? Чтобы они во всех кадрах оставались в одном масшта­бе?

— Конечно, — сказали бы мы. — Это приводит к монотонности зри­тельного ряда. Кроме того, одномас-штабвдее кадры иногда очень плохо монтируются.

— А что бы вы сделали?

— Сначала мы сняли бы общие планы широкоугольной оптикой, по­том сняли бы средние планы, а по­том длиннофокусным объективом сняли бы крупные планы.

Бели бы наш косматый предок уви­дел на киноэкране чей-нибудь круп­ный план, он пришел бы в полное недоумение. «Зачем ему оторвали голову? — спросил бы пращур. — И почему она при этом еще и разго­варивает?»

Кстати, не только художник па­леолита мог задать этот вопрос. Зри­тели первых кинокартин, глядя на портрет героя, возмущенно кричали киномеханику: «Покажите ноги! Ку­да же вы девали туловище?» Сегодня таких реплик не услышишь, и одно это доказывает, что по сравнению со зрителями люмьеровских сюже­тов мы шагнули далеко вперед!

Но все-таки «зачем оторвали го­лову » ?

Впервые это сделали через восемь лет после изобретения кинематогра­фа* В 1903 году американский ре­жиссер Эдвин Портер начал «рубить людей» и показал средние и круп­ные планы в своем нашумевшем фильме «Большое ограбление поез­да». Странно думать, что было вре­мя, когда деление эпизода на планы различной крупности' было творче­ским открытием.

Крупный план героя — это кадр, в котором лицо человека является основным и практически единствен­ным источником изобразительной информации. Без этого масштаба не­мыслимо современное кинематогра­фическое зрелище. Уловить мысли киногероя, почувствовать его на­строение возможно, только оказав-




Содержание  Назад  Вперед